[ X ]
[ X ]
[ X ]
[ X ]
(ИНТЕРВЬЮ) Владимир Тхорик, журналист RISE Moldova: “Не бывает деликатных тем, а лишь факты, которые мы обязаны доказать”
8 Decembrie

Проведение журналистских расследований в Республике Молдова – дело не слишком легкое. Но для журналиста, редактора русскоязычного отдела RISE Moldova Владимира Тхорика эта сфера –  больше, чем работа. О том, как отбираются темы для журналистских расследований, каково будущее у печатных СМИ и какие советы могут взять на вооружение начинающие журналисты читайте в интервью для Curentul.md.

Curentul: Как начался твой путь в журналистику? Что обусловило выбор заняться этим делом?

В.Т.: Это банально: как и большинство молодых людей, я задавался экзистенциальными вопросами о том, почему и как живут люди в своих разных реальностях. Почему одного человека его настоящее устраивает, а другой постоянно протестует. Проще говоря, я был уверен, и до сих пор в этом убежден, что журналистика – это такой образ жизни, при котором ты постоянно изучаешь окружающую действительность в общем и реальности отдельных людей или сообществ.

C.: Ты много лет работаешь в печатной прессе. Не пытался работать на ТВ или на радио?

В.Т.: (смеется) Еще в школе я писал стихи. Потому мне казалось, что я должен стать писателем, чтобы рассказывать о сущности людей и их взаимоотношениях. Хотел поступитьна учебу в Московский литературный институт имени Горького, но  денег у моей семьи не нашлось. И хорошо, что остался в Кишиневе, потому что, поступив на факультет журналистики, удалось заниматься тем, к чему стремился – находить неизвестные факты о людях и сообществах.

Охоту заниматься радио-журналистикой отбил один случай. Еще будучи студентом, где-то в 2003-м, я проходил практику на Радио Молдова. В эфир прошел привезенный мною критический аудио-репортаж о пустеющих селах на севере страны, жители которых рассказывали как вынуждены уезжать на заработки за границу чтобы заработать на кусок хлеба. Репортаж прошел в выпуск новостей случайно, без одобрения редактора и, как мне рассказывали, сюжет вызвал недовольство кого-то из руководства общественной телерадиокомпании Молдова.  Редактор решил не рисковать своей должностью и больше мои репортажи не выходили в эфир. Может кто-то не знает или забыл, но во времена правления Воронина не принято было сообщать в общественных СМИ о реальных проблемах людей. Потому я решил работать в оппозиционной газете, где была возможность заняться журналистикой фактов. Мне очень повезло с редактором, поскольку описываемые мною факты об ошибках властей никто не подвергал цензуре.

По поводу телевидения. Несколько лет назад я начал экспериментировать в жанре видео-расследований с использованием скрытых камер. К моему удивлению, пару документальных фильмов, целиком или отрывками, показали несколько телеканалов.

C.: Знаем, что последнее время ты все больше времени посвящаешь журналистским расследованиям. О чем было твое первое расследование?

В.Т.: Еще до 2009 года, будучи журналистом оппозиционной газеты, я постоянно старался рассказывать читателям о том, что власти хотели бы скрыть. Сегодня сложно вспомнить первую статью, которую можно назвать расследованием. Возможно,  это была история 2006 года, в которой удалось рассказать о процессе поискасельских жителей, заживо сгоревших в своих печках. Причина в том, что власти воровалиденежные компенсации на дрова, предназначенные для стариков. И бедные пенсионеры, в целях экономиитоплива, вынуждены были сжигать лишь несколько дровишек в день. Их, конечно же, не хватало на обогрев дома,а потому на ночь люди залезали спать прямо в печку на угли, которые, как им казалось, уже потухли, но сама печка внутри еще была теплой.

Я думаю, расследованием можно считать и историю 2007 года, где удалось найти доказательства того, как руководство лесного хозяйства страны заставляло лесников заниматься незаконной вырубкой лесов лишь ради того, чтобы продавать их на черном рынке, а деньги отправляли в Кишинев кому-то из руководства страны.

C.: Сейчас ты являешься частью команды RISEMoldova. Как находите темы для расследований?

В.Т.: Да, в RISEMoldova я курирую сотрудничество с русскоязычными авторами. Скоро, кстати, появится версия сайта и на русском языке, поскольку наши истории интересны как русскоговорящим из Молдовы, такиз СНГ и Прибалтики.

Главный критерий выбора темы – представляет ли она общественный интерес для молдавской, а иногда для зарубежной аудитории.О проблеме для статьи может сообщить кто угодно, – сосед, знакомый, читатель, бывший одноклассник. Но любую полученную информацию нужно всегда перепроверить, найти дополнительные доказательства, что может занять один или несколько месяцев, а иногда и несколько лет.

Даже если у статьи один автор, это не означает, что все документы (фотографии или видео), представленные в наших историях, нашел исключительно тот, кто подписал текст. Если мы расследуем историю районного или республиканского уровня, то в поиске документа могут участвовать и коллеги из других регионов Молдовы. Если это транснациональная тема, то помощи в документировании каких-то эпизодов об интересующей нас компании или человеке просим у зарубежных коллег.При этом в любое время мы готовы помочь и нашим коллегам из других независимых, как республиканских, так и иностранных СМИ.

Случается, что темы для статей возникают во время обсуждения региональных процессов с зарубежными коллегами. Ведь RISEMoldova – это еще ичасть большого сообщества независимых журналистов-расследователей, которые работают по всему миру. Благодаря им мы можем получать достоверную информацию из многочисленных баз данных, на десятках языков.  Мы сотрудничаем и с журналистами Международного центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и Международного консорциума журналистов-расследователей (GIJN).

Сотрудничество журналистов из разных стран чрезвычайно важно, поскольку часто криминальные группировки не ограничиваются пределами одной страны. Например, деньги зарабатывают в Молдове, а легализация средств или приобретение имущества происходит в других странах.

C.: Вам не страшно расследовать деликатные темы? Все-таки одни могут опротестовать написанное вами.

В.Т.: Разумеется, что статьями могут быть недовольны те, чьи преступные схемы мы раскрываем. Но расследование тем и отличается, что каждое утверждение подтверждено доказательством. Потому не бывает деликатных тем, а лишь факты, которые мы обязаны доказать.

C.: Какая страна из региона может быть примером для журналистов-расследователей Молдовы? Страна, где расследования влияют на общество. 

В.Т.: В каждой стране работа журналистов-расследователей является важной, так как дает аудитории возможность узнать то, что скрывают или не хотят искать власти или связанные с ними криминальные группировки. Но примером, хотя разница между странами большая, могут бытьгосударства Скандинавии, США. Там чиновники, ставшие героями каких-либо журналистских расследований о коррупции, хотя бы на время проверки информации правоохранительными органами увольняются с государственных должностей. У нас таких функционеров, как правило, лишь переводят на другие должности, а иногда даже повышают в должности.

C.:Работаешь и в газете. Как считаешь, печатная пресса находится на этапе исчезновения или все-таки выживет?

В.Т.: Печатный СМИ«уходят» в интернет. Это неплохо, так как подача новости на сайте может быть гораздно динамичнее, чем в газете. Если еще пять лет назад даже люди старше 50 лет, имевшие компьютеры, предпочитали по-старинке полистать газетку утром за кофе, то с развитием компактных, электронных носителей информации, подключенных к интернету, они могут получать новости, аналитику и даже расследования почти в режиме реального времени. Терасследования динамичнее представлены в интернете, чем в газете, поскольку веб-версии историй сопровождаются визуализированной информацией, то есть подкрепляются множеством документов, интеррактивных графиков, схем, видео и фотографий. Газета – не безразмерная, а потому в ней можно опубликовать лишь суть расследования, но не все документы, которые могут быть чрезвычайно интересны тем, кто пожелает понять все ньюансы расследования.

C.:Чего нехватает нашим журналистам для подготовки качественных статей и расследований?

В.Т.: Нехватка времени и конформизм. Объясню, что именно имею ввиду. Время. Быстрее сделать отчет с заседания правительства, чем копаться в документах или искать многочисленные подтверждения темы расследования. Да и работодателю производство новостей обходится гораздо дешевле, чем занятость сотрудника в работе поиска доказательств для расследования.

Конформизм. Некоторые журналисты хотят быть одновременно любимыми публикой, властями и редактором. Расследователь, как правило, уважаем аудиторией и редактором, но его недолюбливают власти и влиятельные бинес-группировки, чьи схемы он раскрывает в своих историях. Иногда готовность проводить расследование может вынуждать журналиста идти против общественного мнения, развенчивать мифы.

C.: Какие у тебя советы для молодых которые только начинают свой путь в журналистике?

В.Т.: Учиться честности. С самим собой. И уметь признавать свои ошибки. Еще бесполезно бояться. Не нужно бояться приобретать новые знакомства, задавать неудобные вопросы. Ну и последнее, – журналист обязан не жалеть времени на проверку фактов.

C.: Где ты себя видишь через пять лет.

В.Т.: (Смеется) Я не пророк, иначе был бы гораздо здоровее, умнее и богаче.

C.: Спасибо за беседу!

Nota: Redacţia www.curentul.md a decis să nu traducă textul în limba română pentru a nu denatura conţinutul.

Inapoi la arhiva noutaților